Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

Откровенный разговор с бэби-боксером - 2



Некоторое время назад мы уже писали о том, что в Набережных Челнах состоялся прямой эфир между представителем общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» - РВС и инициатором бэби-бокса в Татарстане. Телекомпания «Рен ТВ» предоставила нам ролик этой передачи, который мы, в свою очередь, предлагаем на ваш суд. Обратите внимание, что ведущий как мог подыгрывал бэби-боксеру, но в конце передачи тот начал говорить совсем сбивчиво и невнятно. Впрочем, лучше вам самим на это посмотреть. Ниже мы также напечатали полный текст этой передачи. Ждём ваших комментариев.


Итак, участники:
Тимур Бикбаев - ведущий передачи «Положение вещей» на телеканале «Рен ТВ Набережные Челны»;
Ринат Шаихов - бизнесмен и инициатор установки бэби-боксов по Татарстану;
Татьяна Нечаева – представитель РВС, член центральной контрольно-ревизионной комиссии.




Ведущий: Чуть больше месяца назад в нашем городе открылся и заработал бэби-бокс. Это специальное устройство, которое, по замыслу организаторов, должно предотвратить убийство младенцев своими матерями. И у этого нововведения есть и сторонники, и противники. И сегодня мы дадим возможность высказаться обеим сторонам. У нас в гостях Ринат Шаихов – один из организаторов установки бэби-бокса, представитель благотворительной организации «Новое поколение». Здравствуйте, Ринат!

Ринат Шаихов: Здравствуйте!

Ведущий: И Татьяна Нечаева - представитель общественного движения «Родительское всероссийское сопротивление», которая выступает против бэби-бокса. Здравствуйте, Татьяна!

Татьяна Нечаева: Здравствуйте!

Ведущий: Я напоминаю, что мы в прямом эфире и вы можете позвонить и задать свой вопрос или высказать своё мнение по телефонам. Звоните! Итак, я предлагаю в начале нашей программы, чтобы дать понять телезрителям, о чем мы с вами будем говорить, посмотреть, что же такое бэби-бокс, как он работает. Давайте посмотрим совсем небольшой сюжет.

[Показывают рекламу бэби-бокса.]

Ведущий: Ринат, первый вопрос вам. Когда и как появилась идея установить этот бэби-бокс, какова его самая главная задача с вашей точки зрения?

Р.Ш. Два года назад мой товарищ увидел по «Первому каналу», как первый бэби-бокс открыли в Перми. Он загорелся этой идеей, предложил мне. Я тоже с первого раза неоднозначно относился к этому – развивать подкидывание. То есть первоначально. Потом же, изучив, откуда это всё пришло, когда это было – это ещё было лет пятнадцать-двадцать тому назад, в Германии начали открывать эти бэби-боксы и тем самым начали спасать своих детей. У них уже детей не находят в мусорке как у нас, в туалетах –условно. Здесь получается предназначение этого бэби-бокса не то, чтобы спасти ребенка, а, именно, матери, которая оказалась в неприятной жизненной ситуации, загнана в угол, нет шансов у неё, таким образом дать шанс спасти ребёнка. Это не решение проблемы, естественно,  но хотя бы шанс спасти одну человеческую жизнь – это стоит того. Простой ящик в окошке.

Ведущий: Одна из возможностей?

Р.Ш. Да.

Ведущий: Татьяна, вы выступаете против бэби-бокса. В чём его опасность, самая главная, на ваш взгляд?

Т.Н. Бэби-бокс не спасает. Это во-первых. И вся эта альтернатива, предложенная устроителями бэби-боксов, что: или убийство ребёнка, или бэби-бокс – эта альтернатива совершенно ложная. Если взять опыт заграничный, то надо очень внимательно присмотреться к опыту, идущему к нам с Запада. Потому что там, что они сделали со своей семьёй, как они разрушили свои традиции и свои семьи, как они разрушили институт материнства - приемлем ли для нас этот опыт? Мы должны с этой позиции тоже смотреть. Бэби-бокс разрушает в первую очередь институт материнства. То есть он позволяет легко и комфортно избавиться женщине от ребёнка. Говорить о том, что женщина хотела убить ребёнка, которого принесла в бэби-бокс, нельзя. Потому что, изучая опыт специалистов, мы понимаем, что женщина, несущая ребёнка в бэби-бокс и женщина, которая убивает ребёнка – это два вида, как бы сказать, женщин. Одни женщины – это кукушки, которые, неся ребёнка в бэби-бокс, подсознательно заботятся о нём, они хотят его пристроить. А та женщина, которая убивает – она находится в послеродовом состоянии аффекта. В этом состоянии она слабо понимает, что она делает. В этот момент никакой бэби-бокс ей даже в голову не придёт. Ей скорее нужно избавиться от ребёнка. То, что родилось у неё – она его ненавидит, и, загнанная в угол тяжелой жизненной ситуацией, женщина вымещает эту свою агрессию на ребёнка. Она считает его одной из причин своих несчастий. Специалисты говорят, что с женщинами, которые убивают, нужно работать совсем по-другому. Бэби-бокс рассчитан на женщин-кукушек. Женщин, которые подкидывают.

Ведущий: То есть вы считаете, что он не соответствует первоначально поставленной задаче?

Т.Н. Конечно. Устроители бэби-бокса ставят [знак] равенства между понятиями спасённый ребёнок и подкинутый ребёнок. Это совершенно разные понятия.

Ведущий: Ринат, ваши контр-аргументы? Всё-таки спасает, всё-таки нужен?  В нашей жизни ничего просто так не делается. Кто поддержал эту инициативу? Кто дал толчок развитию  бэби-бокса в нашем городе?

Р.Ш. Я совершенно не согласен с Татьяной в плане того, что [бэби-бокс] развивает кукушек. Есть такое понятие, как диалог цифр. Если её статистика не основывается на цифрах – не «специалист сказал», а общественное мнение, количество людей опрошенных, были ли там случаи какие-то определённые. Тогда есть диалог цифр. Цифры говорят: в Перми за прошлый год было подкинуто два ребёнка. То есть две жизни спасены. Во всяком случае. Недавно был - месяц тому назад, - сюжет с Казани, по-моему по «Эфиру» или по какой-то местной программе, что девушка оставила своего ребёнка на лестничной площадке. У неё спросили: - «Почему так сделала?» – «Я, говорит, ездила, а бэби-бокс закрыт был». То есть мы его изготовили, поставили. Пока он проходил санэпидемстанцию, пожарную, она не смогла и оставила его просто в подъезде. Мы два года уже занимаемся. Последнее время всё быстро развилось, потому что последний случай в Казани зимой прошлого года, когда женщина хотела подбросить ребёнка в роддом, а в Казани все роддомы ограждены. То есть пропускная способность… Она его повесила просто на забор. Думала – услышат, увидят, заберут ребёнка. Никто не увидел, не услышал. Ребёнок замерз. Следственный комитет Республики Татарстан вышел с предложением к Президенту Республики, чтобы попробовать в Челнах открыть. Тем более есть инициативная группа. Следственным комитетом проведено тщательное расследование как это работает в других городах – уже в четырнадцати регионах России открыто. И они вышли с предложением к Президенту Республики Татарстан открыть у нас в Челнах. К дополнительным затратам это не ведёт, но даёт маленький шанс, если уж женщина попала в трудную ситуацию, из которой нельзя выйти, то у неё будет шанс принести и оставить ребёнка. Она на себя не возьмёт грех убийства. Есть же такой грех убийства.

Ведущий: Давайте послушаем нашего телезрителя, у нас есть телефонный звонок. Алло, здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Я бы хотела сказать по поводу недавнего случая, когда девочка убила ребёнка. Двадцатипятилетняя женщина молодая. Ведь ей было плохо, у неё была депрессия. Если бы с ней работали во время беременности психологи, если бы ей помогали родители, то такого ужаса бы не случилось. И сама она потом погибла. А ведь сколько таких психозов послеродовых. Почему эту проблему никто не поднимает? Я сама с этим столкнулась. Это ужасно! У меня дочь заболела – выздоровела. Психологи нужны обязательно.

Ведущий: Спасибо, ваше мнение мы услышали. По поводу Следственного комитета. Мы можем услышать из первых уст, что говорит по этому поводу Следственный комитет, в частности Владимир Маркин. Давайте послушаем.

Р.Ш. Отлично!

Владимир Маркин, официальный представитель Следственного комитета: Если говорить о целесообразности бэби-боксов, то я лично считаю, что этот механизм работает только на пользу. Он даёт реальный шанс сохранить жизнь новорождённому ребёнку. И, во всяком случае, такой шанс гораздо больше, чем когда его подбрасывают под крыльцо больницы или детдома а то и, вообще, оставляют зимой где-нибудь в мусорном ящике. И ведь такие факты есть. Мы это прекрасно знаем. Поэтому в Следственном комитете не видят ничего плохого в том, что какие-то добрые и отзывчивые люди, уже зная, что подобная ситуация может наступить, вышли с этой инициативой и, что самое главное, реализовали её в некоторых регионах страны. Вообще, Следственный комитет не только, как вы знаете, расследует преступления в отношении детей, но и занимается в том числе и профилактикой. Поэтому нам не безразлична судьба брошенных детей и мы за них тоже в ответе.

Ведущий: Так на самом высоком уровне Следственный комитет поддержал эту инициативу. Татьяна, вопрос вам. Бэби-бокс уже установлен. Он функционирует. По сути, никаких претензий проверяющих органов к нему нет. Вы считаете, что он что-то всё-таки нарушает?

Т.Н. Он нарушает ряд статей российского законодательства - Семейного кодекса и Гражданского кодекса. В 2012 году ООН рекомендовала всем странам, в которых установлен бэби-бокс, отказаться от этой практики. Были закрыты бэби-боксы в Венгрии, Швеции, Великобритании. Мой оппонент сказал, что в Германии прекратились убийства детей. На самом деле, был установлен бэби-бокс и тут же находят в различных местах убитых младенцев. Сама практика себя не оправдала. То, что Следственный комитет поддержал эту инициативу… Я понимаю, там работают такие же живые люди, у которых также есть дети. Проблема, действительно, такая есть, никто её не отрицает. Дети погибают. Хоть не так много, как в СМИ раздувается, но дети погибают. Эту проблему надо решать комплексно, широко. Силовики предложили таким лобовым способом решить проблему, не учитывая множество нюансов, которые вокруг неё существуют. Я знаю, что Следственный комитет неоднократно выходил к нашему Президенту с предложениями. Эти предложения были отклонены. Но когда случился действительно такой трагический случай с ребёнком, наш Президент был вынужден поддержать эту инициативу. Потому что настоящей комплексной программы помощи таким женщинам - государственной, - нет. А бэби-бокс представляется как единственная альтернатива, которая спасает детей.

Ведущий: Простое решение у сложной проблемы. Вы считаете, что это невозможно?

Т.Н. Конечно. Оно не будет работать. Бэби-бокс не спасает.

Ведущий: И всё-таки, что нарушает? Какие права ребёнка нарушены, если он всё-таки попал в этот бэби-бокс?

Т.Н. Первое, нарушается право ребёнка воспитываться в семье. Второе, ребенок теряет право на своих родственников. Если ребёнок сдан в детдом и на него оформлены документы, то, если он не нужен своей матери, то есть множество родственников других, которые могут опеку оформить на ребёнка. И после восемнадцати лет он может найти [родственников]. То есть теряется право на имя, фамилию и отчество. Ребёнок, получается, полностью отрезан от своей родословной, от своей кровной родни.

Ведущий: То есть он такой один. У нас есть ещё один телефонный звонок. Давайте мы послушаем нашего телезрителя. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Я смотрю сейчас передачу и считаю, что бэби-боксы всё-таки нужны, даже несмотря на мнение оппонента. Потому что, во-первых, покажет результативность данной системы только время. Только спустя время можно будет увидеть, действительно, цифры какие-то, были ли сделаны какие-то результаты. И, во-вторых, даже есть эти бэби-боксы предназначены, как высказалась оппонент, для матерей-кукушек, то почему бы и нет? Пусть эти «кукушки» хотя бы не оставляют детей на улице, в подъездах. По крайней мере дети не получают ряд серьёзных заболеваний. Такое моё мнение.

Ведущий: Спасибо за ваше мнение! Я думаю, что здесь будет уместно, я попрошу нашего редактора подготовить ещё один комментарий, мнение официального органа, который по своему роду деятельности занимается как раз брошенными, оставленными детьми, сиротами. У нас готов комментарий. Давайте посмотрим.

Роза Гернер, начальник отдела опеки и попечительства исполкома города: Моё мнение, что бэби-бокс на территории муниципального образования – города Набережные Челны – не нужен. Потому что за всё время существования отдела опеки и попечительства было лишь четыре факта подкидывания детей - подкидышей. Специалисты отдела опеки и попечительства дали им и фамилию, и имя, и отчество. Примерно установили возраст. Кроме этого, когда ребёнка сдают в бэби-бокс, теряется его гражданское право, конституционное право. Это право на фамилию, имя и отчество. В последнее время в Российской Федерации участились случаи подкидывания детей в бэби-бокс мёртворожденных, либо мёртвых. Здесь возникает вопрос к правоохранительным органам. И усугубится это положение, если вот так будут сдавать детей, подкидывать детей. Мамы, которые отказываются от детей, будучи либо в родильном отделении, либо уже потом, они не преследуются законом. Если мать написала заявление об отказе, её никто не будет преследовать и никаких гонений в отношении неё не будет.

Ведущий: То есть у нас есть вполне законные способы отказаться от детей без этого устройства. У нас есть ещё один телефонный звонок. Мы дадим слово нашему телезрителю. Здравствуйте!

Телезритель: Добрый вечер! У меня мнение такое. Ринат, вам спасибо большое, что вы создали это, потому что, действительно, находят очень много мёртвых детей. Действительно, очень страшно то, что происходит. А вам, Татьяна, я хочу сказать, что вы, конечно, молодец. Замечательно! Конечно, нужно бороться, конечно нужно помогать молодым мамочкам, чтобы они не бросали своих детей, не стали бы кукушками. Но и так же нужно бороться против ювенальной юстиции. Вот вы говорите примеры с [неразборчиво]детдомов на Западе. Но вы понимаете, что они дают нам ювенальную юстицию, которая разрушит нашу страну полностью. И я считаю, что лучше спасти наших детей. Всё-таки постараться сделать всё возможное для наших будущих мамочек. И чтобы все в нашей большой стране жили мирно, замечательно, были здоровыми, замечательными людьми. Спасибо большое - это моё мнение.

Т.Н. Дело в том, что «Родительское всероссийское сопротивление» возникло именно на борьбе с ювенальной юстицией. Мы собрались против ювенальной юстиции. Мы два года боролись, собирали подписи. Может, челнинцы некоторые нас помнят. Мы стояли на улицах зимой, собирали эти подписи, которые отнесли Путину. И потом, когда Путин пришел к нам на съезд, он сказал, что никакой ювенальной юстиции не будет. Тогда и затормозилась тяжелая поступь западной ювенальной юстиции у нас по стране. Насчёт бэби-боксов. У женщины всегда есть возможность отказаться от ребёнка цивилизованным путём. Цивилизованным путём я называю официальный, когда на ребёнка оформляются документы. Мать может принести ребёнка в любое лечебное учреждение, может вызвать на дом Скорую, если она не может идти. Скорая её заберет и увезёт в роддом, там на ребёнка оформят документы, и она оставит ребёнка там.

Ведущий: Безусловно там есть свои нюансы. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Меня зовут Юлия. У меня вопрос к Ринату. Я как юрист сразу же задумалась о возможных последствиях – криминальных - установки бэби-бокса. Мне пришла в голову такая схема, что, возможно, какие-то недобросовестные люди – ведь известно, что у нас идёт широкий подпольный бизнес торговлей детьми, - если какая-то мать будет заниматься такими вещами нехорошими, а потом она просто может сказать, что отнесла ребёнка в бэби-бокс и никто не найдёт никаких следов. Если сейчас более-менее схема прозрачна, и опять-таки есть возможность установить, где это было и кто это делал, то, мне кажется, при установке бэби-бокса этот рынок может расцвести пышным цветом. Потому что и люди, которые продают своих детей, и мать, которая убила своего ребёнка, она всегда сможет ответить, что она отнесла его в этот ящик. Всё, дальше уже никакой ответственности. Мне интересно, какие-то меры борьбы с этим предусмотрены? Или всё дело в том, чтобы просто установить ящик и умыть руки?

Ведущий: Спасибо за вопрос. Это достаточно часто встречающийся в таких обсуждениях вопрос. А что, вдруг, если такой криминальный…

Т.Н. Это опыт Германии. В Германии как раз такие случаи-то и происходили.

Ведущий: Там какой-то процент детей куда-то исчезал, да?

Т.Н. Двадцать процентов. Это не несколько!

Р.Ш. Это где были в частных клиниках. Мы установили этот бэби-бокс не у себя на территории, не на своём заводе в подпольном углу. Это в государственном заведении. Во-первых поступает сигнал. Смс-оповещение идёт в Минздрав на телефон Главному врачу. Смс-уведомление, что ребёнок находится. Также на пульт поступает врачу, чтобы они приняли. Тут же подключаются наши органы. Смотрят, есть ли пропажа ребёнка, кто-то заявил ли об этом. Ребёнок в каком находится состоянии – есть ли травмы. Обследуется. Только тогда уже государственные органы - отдел опеки – начинают свою процедуру. Мы к этому отношение… Мы установили бэби-бокс, передали это всё в государственные органы, где должны ухаживать за детьми. Я хотел бы сказать, что мы не делаем решение этой проблемы. Решение этой проблемы – есть фонд, который заботится о беременных матерях. Психологи работают. В школах уроки ведутся определённые. Вот это решение этой проблемы. Это просто есть шанс, когда нету никакого решения. Здесь должен быть маленький шанс. Тут говорили по поводу законности. Я так думаю, что здесь бэби-бокс на той стороне, где он даёт право каждому человеку на жизнь. И на жизнь этого маленького ребёнка. Ни чтобы мать решала жить ему или не жить, а чтобы у него был шанс на жизнь. Она принесёт, оставит, и пусть дальше будь что будет.

Ведущий: Не зря оно называется окном жизни. У нас есть ещё один звонок. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Конечно, бэби-бокс – это не панацея. Но как альтернатива [неразборчиво] для мамочек от нежелательной беременности – это хорошее устройство. Но вопрос в другом. С финансированием этого устройства вопрос появляется. Что рентабельней - содержание этого бэби-бокса или всё-таки направить эти деньги на официально отданных детей, в детские дома. Откуда финансирование ведётся - из бюджета либо от организаций благотворительных каких-то?

Ведущий: У меня тоже был такой вопрос. Я считаю что в этой теме вообще может быть неуместно спрашивать о вопросах финансирования. Жизнь ребёнка и деньги. То есть мы ставим какой-то знак равенства. Но раз этот вопрос прозвучал Ринат, наверное, ответит?

Р.Ш. Мы изначально хотели бэби-бокс закупать из Германии, но доллар вырос. Здесь компания из Перми изготавливала бэби-боксы. Рассмотрев сами эскизы мы решили, что наши челнинские компании могут нам помочь сделать это намного дешевле. Сам бэби-бокс обошёлся в 250 тысяч рублей. Это разовые вложения. Туда проведены провода, [установлены] лампочки. Дальнейший уход за этим окном никакой не нужен.

Ведущий: То есть вся система настроена и функционирует. Она работает и никаких дополнительных затрат сейчас…

Р.Ш. Никаких дополнительных затрат: ни сейчас, ни потом, ни в течение года. Ну может быть расходы на электричество при звонке, при использовании его. Деньги поступали от коммерческих организаций. Нас поддержали некоторые коммерческие организации, а также благотворительный фонд Тимура Исламова, который нам помог реализовать этот проект. И хотелось бы отметить компанию-изготовителя. Это «Агробокс», который вышел с предложением, помог. Это не их основная работа, но [они] подготовили чертежи, сделали автоматизацию, подключили это всё от начала и до конца и, опять же, удешевили этот проект. Также у нас были установлены ящики [для] сбора помощи в торговых центрах, где люди сами помогали.

Ведущий: А сколько удалось собрать с помощью именно этих ящиков?

Р.Ш. Суммы небольшие. То есть из 250 тысяч мы закрыли только половину затрат на изготовление. Ещё остались должны немного изготовителю. Я думаю, что нас поддержат до конца. Нас попросили побыстрей установить этот бэби-бокс, поэтому «Агробокс» пошёл навстречу. Взяв предоплату, изготовил. Сейчас ждёт, когда мы до конца расплатимся с ним.

Ведущий: Татьяна, вы очень уверены, что это не сработает. Откуда у вас такая уверенность? Мы опросили людей на улице. Сейчас готовят это опрос. Вы пока ответьте – почему вы так уверены в этом?

Т.Н. Статистика говорит об этом. Если уж говорить языком цифр, то вот недавний случай в Москве, когда в Люберцах в пятидесяти минутах [езды] от найденного ребёнка стоял бэби-бокс. Мы по карте специально посмотрели – в тридцати минутах ходьбы от места убийства ребёнка был роддом, куда можно было отнести и отказаться от ребёнка, а в пятидесяти  минутах езды стоял бэби-бокс. Ребёнок всё равно убитый найден был. Как показывает сама жизнь – это не работает. Дети – убитые - находятся. Бэби-бокс не нужен, потому что он спровоцирует только подкидывание. Молодые девочки, зная о том, что от ребёнка можно легко избавиться, будут просто нести в этот бэби-бокс.

Ведущий: То есть раз есть возможность, то будут нести. Тогда это и в другую сторону работает. Я предлагаю посмотреть опрос и потом мы продолжим.

[Показывают ролик с мнением восьми жителей города.]

Ведущий: Как мы видим, мнения разделились. Есть одна тенденция, которую мы заметили. Давайте о ней поговорим чуть позже, а пока послушаем нашего телезрителя. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Я человек пожилой, но, тем не менее, считаю, что бэби-бокс просто необходим. Дело в том, что имеются многочисленные случаи, когда совсем молоденькие девочки приезжают из деревень, из других местностей. Рожают полулегально, нелегально, и детей выбрасывают. [Бэби-бокс] – это спасение. Но, что хочу предложить, всё-таки эти вещи надо обговаривать в школе. Сегодня очень рано дети вступают в половую жизнь. Есть предмет – «Безопасность жизнедеятельности». Почему бы это не рассказывать - все социальные вопросы, и какие-то правовые особенности, обязанности, социальные обязанности - этого бэби-бокса.

Ведущий: Так вот, об одной особенности. Всё-таки за бэби-боксы больше выступают женщины, а против – мужчины. У нас сейчас наоборот – в нашей студии. У вас противоположная точка зрения. Можете вы это как-то объяснить?

Т.Н. Я объясню это очень просто. Вы обратили внимание – женщина говорит: «Я не хочу об этом говорить, я сейчас зареву»? Женщины более эмоциональны, более внушаемы. Когда пошел проект установки бэби-бокса - я хочу камешек бросить в журналистский огород, - все СМИ подключились и просто начали рекламу этого бэби-бокса. Они начала рассказывать о страшных случаях убийств, хотя это единичные случаи. Вы слышали, что Роза Эриковна сказала: «Четыре случая подкидышей за двадцать лет»? Один случай убийства на весь Татарстан за три года. А нам говорят, что детей массово находят в помойках и в посадках. На самом деле это не так. То, что истерика развёрнута вокруг бэби-бокса – она в первую очередь влияет на женщин. Женщина более эмоциональна как мать, богатое воображение у неё, она начинает сразу.

Ведущий: А почему мужчины так резко против, Ринат?

Р.Ш. Я так думаю, что просто не знают об этой проблеме. Естественно, мужчины считают, что [если] ребёнок родился, то надо его воспитывать. Правильно. Я считаю, что ни одна нормальная, вменяемая женщина, которая родила ребёнка, пошла уже на этот случай – не воспользовалась ни абортами, ни презервативами, то есть дошло до этого – ни одна нормальная не выкинет ребёнка.

Ведущий: То есть вы морально не поддерживаете их, правильно?

Р.Ш. Конечно нет. Мы против этого. Полтора месяца стоит бэби-бокс, открытый, и слава богу ни одного не подкинули. Мы против этого. Но что-б был такой шанс, чтобы ребёнка лучше там найдут, чем в мусорке. Есть такой шанс.

Ведущий: Ещё один звонок. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! У меня такой вопрос. Кто будет финансировать установку, проведение и дальнейшую эксплуатацию бэби-боксов, если в этом будут заинтересованы власти Российской Федерации? Будет ли какое-либо субсидирование от государства? На чьи [плечи] ляжет [бремя] налогообложения?

Ведущий: Я думаю, что уже о дальнейшем развитии идёт вопрос, потому что сейчас вы [Ринат] прорабатываете вопрос по казанскому [бэби-боксу], да?

Р.Ш. Да, мы хотели бы и в Казани установить один бэби-бокс. Я так думаю, в-принципе на Татарию будет достаточно двух бэби-боксов. Мы не рассчитываем на массовость.

Ведущий: То есть вы не говорите, что они должны стоять чуть ли не на каждом углу?

Р.Ш. Естественно. Зачем это надо? Мы ни одной рекламной кfмпании не проводили и не собираемся проводить. Это должно освещаться в школах, в институтах. Какая-нибудь программа здравоохранения, где будет сказано и о таком способе. Только вот это.

Ведущий: Мне кажется, что не только в-целом в обществе есть разные точки зрения, но даже у определённых групп. Насколько я знаю, Русская Православная Церковь не высказала какую-то свою позицию по этому вопросу. Однозначную. Там тоже внутри, видимо, идёт дискуссия. Мы всё-таки хотели узнать у нашего духовенства, у представителей наших основных религий, как они относятся к этому вопросу. Давайте мы посмотрим комментарий.

Отец Олег Богданов, настоятель Храма святых бессеребренников Космы и Дамиана: Однозначно нельзя сказать. Потому что вроде бы и благое дело. Но с другой стороны даёт повод для легкомысленных людей, которые думают, можно будет сдать [ребёнка в бэби-бокс] в случае чего. И ответственность снимается. Нет, ответственность уже начинается перед Богом прежде всего в момент зачатия. Всё – ты уже несёшь полную ответственность как живое существо.

Али хазрат Багаутдин, имам-хатыб мечети «Абузар»: То, что сегодня в мире внесли такой [термин] бэби-бокс - моё личное мнение отрицательное к этому. Думаю, что любой разумный человек смотрит на это как на отрицательную вещь. Потому что если Всевышний даровал ребёнка… Вы посмотрите, есть люди, которые годами операции делают, зачатие делают, не могут найти детей – они такие счастливые, если забеременеют одним ребёнком. А тут человек взял и просто отдал ребёнка и говорит: «Мне он не нужен». Какой бы ребёнок ни был – инвалид он родился или что, - ты просто это принимаешь как подарок Господа. Тебе Бог даровал. Кому-то не дал, а тебе дал.

Ведущий: Мнение нашего духовенства достаточно чётко и понятно. Они не поддерживают [бэби-бокс]. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Я бы хотел задать вопрос Ринату Шаихову. Скажите, пожалуйста. В законе уже прописано, что мать может анонимно и без уголовного преследования отказаться от ребёнка в любом медицинском учреждении. Ближайшем медицинском учреждении. Зачем нужны бэби-боксы в этом случае? Кто заинтересован в их установке?

Ведущий: Спасибо за ваш вопрос. Кто заинтересован – я думаю, что мы уже поняли по ходу нашей программы. А всё-таки, почему, если есть анонимные способы, или всё-таки нет? Только бэби-бокс даёт анонимность?

Т.Н. Есть анонимность. Вот Приказ Министерства здравоохранения, где мать может принести ребёнка не называя себя. При ней оформляются документы на ребёнка, она с рук на руки передаёт его, и она освобождается от всяких последствий.

Ведущий: Кстати, в Европе ведь есть анонимные роды – такое понятие. У нас, к сожалению, такого нет пока.

Р.Ш. Этим я не занимался. Анонимность, я считаю – это анонимность во всём. Если она заходит в это здание, она рожает, заводится на неё карточка. Во-вторых, теперь в любых заведениях установлены видеокамеры, где можно записать – это уже не анонимно. Во всяком случае Приказ есть, но он не работает. Не каждая мать откажется от ребёнка. Вы многодетная. Была ли у вас мысль отказаться от одного – вам много. Не было такой мысли. Нормальному человеку это не придёт в голову. Это только при определённых ситуациях и обстоятельствах. Но обстоятельства говорят, что в прошлом году у нас в туалете женщина оставила ребёнка, в Казани повесили на забор. В мусорке находят. В Нижнекамске в прошлом году оставили в морозильнике. Приехала девушка, сняла квартиру, родила, засунула в холодильник. В мусорке и оставила. Вот это у неё анонимность. Её никто не видел, её никто не знает.

Ведущий: Но их потом нашли. Практически всех.

Р.Ш. Потом их начинают искать и находить, естественно. Убийство произошло и тогда уже надо разбираться. Если же нет никакого убийства…

Т.Н. Вы считаете, что она не понесла и убила ребёнка, потому что на роддоме были видеокамеры? Она этого испугалась?

Р.Ш. И этого тоже. Почему она не могла придти в больницу, родить и там оставить? Есть же законные способы. Есть законы – пришла, родила, оставила.

Ведущий: Но она ими не воспользовалась по какой-то причине. Ещё один, последний, звонок у нас от телезрителя. Дадим возможность ему высказаться. Здравствуйте!

Телезритель: Здравствуйте! Мне хотелось бы высказать своё мнение. Проблема поднята действительно серьёзная, но, по моему, она решаться начинает не с того конца. Нравственная сторона этих бэби-боксов – это ведь зелёная улица для разврата. Зелёная улица для маленьких девочек, что можно рожать и, следовательно, заниматься сексом на каждом углу. Об этом, наверное, нужно думать, прежде чем устанавливать бэби-бокс – помочь молодому поколению, нашим девочкам и женщинам.

Ведущий: У нас осталось совсем немного времени. Если подытожить. Возник правовой вакуум. Нет закона о бэби-боксах как явлении. Но если вдруг такой закон примут и его [бэби-бокс] разрешат – Татьяна, вы поменяете свою позицию?

Т.Н. Нет не поменяем. Наше дело правое, за нами правда, за нами Бог. За нами нравственность и тысячелетние традиции семейные. Мы должны сохранить институт материнства и институт семьи. Мы за это будем бороться.

Ведущий: А если будет такой случай, что мать выступит и скажет: «Я готова была лишить ребёнка жизни и только бэби-бокс спас ему жизнь», - будет ли для вас это аргументом?

Т.Н. Нет, не будет. Потому что жизнь одного ребёнка – она ценна, - но мы должны смотреть с точки зрения разрушения семьи. Это страшнее намного. Это воздействует на всех. Это разрушит какие-то очень сокровенные связи матери и ребёнка, кровные, которые нельзя ни в коем случае разрушать.

Ведущий: Ринат, а если примут закон, запрещающий эту деятельность – ваши действия? Вам придётся демонтировать, убирать. Вы подчинитесь этому?

Р.Ш. Мы, конечно, согласно закону всё сделаем. Если примут закон и запретят это… Скорее всего примут закон, где будут помогать этим женщинам. Есть фонды, которые помогают беременным женщинам в тяжелой ситуации – муж бросил. Какие-то гостиницы есть. И хотел бы [пожелать] благотворительному обществу сопротивления перестать сопротивляться, а делать благие какие-то дела. Не всему сопротивляться, а, вот, мы решили сделать - мы решили так. Следующая у нас будет акция – помочь там… Ну вот у нас была акция к школе. Мы раздали школьную форму детям. Различные акции. Мы показываем [неразборчиво].

Ведущий: Спасибо большое за участие в программе. Я надеюсь, что в нашем городе никогда не будет найдет ни один мёртвый ребёнок и не будет подброшен в бэби-бокс. Спасибо! До свидания!


Tags: Наша война
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments