Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

Починка нашего прогнившего времени



Песня про починку времени, опубликованная в газете «Суть времени», справедливо ставит вопрос о текущем положении дел в России. Современные «патентованные» соблазны, эта обратная сторона того, чем мы, люди, могли бы стать. Соблазны никуда не торопятся, они терпеливо ждут каждого из нас, потому что их создатели уверены, что мы уже не свободны в своём выборе.


Во имя чего в России были принесены огромные жертвы на алтарь Великой Октябрьской Социалистической революции в 1917 году и в годы Гражданской войны? Этот вопрос сейчас не звучит, как будто этого и не было. Только, может быть, слепая белогвардейская ненависть чирканёт гвоздём по сердцу: «во всём виноваты проклятые коммунисты!». Про Великую Отечественную войну помнят все, но и здесь нет согласия. Одни говорят, что, мол, народ воевал за свою землю. Другие – что за коммунистическую идею. Но тогда, выходит, если воевали за землю, другими словами, за возможность растить хлеб на своей земле, то хотели просто одного – пожить. А «за пожить», как мы знаем, никто умирать не будет. И в годы Гражданской войны умирали не «за пожить». Идут на смерть всегда за идею. Фашисты – за фашистскую, коммунисты – за коммунистическую.

Когда большевики в 1921 году объявили НЭП, они надеялись, что люди с частной жилкой впрягутся в восстановление страны, послужат на благо своей Родины. Революционер и один из основателей Госплана СССР Юрий Ларин (псевдоним Михаила Александровича Лурье, 1882 – 1932) в своей работе «Частный капитал в СССР» писал, что НЭП создавался большевиками для восстановления привычного для людей того времени ведения хозяйства:


Михаил Александрович Лурье

«Мы создали нэп, как известно, и по внешним, и по внутренним соображениям. Правда, внешние (возможности притока иностранного капитала для поднятия нашего хозяйства) пока особенно много не дали (хотя постепенно результаты возрастают). Но зато внутренние уже оправдали себя в полной мере. Отдыхающее после долгой войны хозяйство страны стало быстро подыматься в привычных для мелкобуржуазного большинства населения товарно-рыночных формах. По мере укрепления в силу этого государственного хозяйства мы получали возможность вкладывать в товарно-рыночные формы всё больше социалистического содержания (рост госпромышленности, индустриализация в пролетарских руках). Но попутно, в силу самого восстановления товарно-рыночных форм, восстанавливалось и буржуазное предпринимательство. Допущение его было неизбежным не столько вследствие недостатка у нас средств для приведения в движение товарооборота страны, сколько в силу неумения нашего осуществлять этот товарооборот в рыночных формах.»

Сразу после объявления НЭПа предприимчивые дельцы начали привычную для себя деятельность, как бы сейчас сказали, по «распиливанию» госбюджета. Ларин писал, что буржуазия при этом шла на всякое преступление ради обогащения, и смогла сколотить за два года капитал в размере более 350 млн. рублей. Огромная по тем временам сумма. Сращиваясь с частным капиталом, госчиновники совершали всё более крупные преступления. Причём затягивались в этот порочный круг люди в-основном более образованные – с высшим или средним образованием, – в то время как предприниматели без образования, самоучки предпочитали работать честно. Однажды осуждённые за подобные преступления, 80% предпринимателей снова возвращались к своей прежней преступной деятельности.

К 1928 году Советская власть свернула НЭП, поскольку ставка на созидательную работу частного капитала в СССР не оправдалась. Как и в дореволюционные времена, частный капитал в основе своей умел делать только одно: приумножать частную собственность при помощи преступлений и заражать этим души всё новых людей.


Нэпманы

О такой всепожирающей способности капитала и писал Владимир Маяковский в своей поэме «Война и мир», посвященной Первой мировой войне:

Гниёт земля,
  ламп огни ей
    взрывают кору горой волдырей;
      дрожа городов агонией,
        люди мрут
          у камня в дыре.

Врачи
  одного
    вынули из гроба,
      чтоб понять людей небывалую убыль:
        в прогрызанной душе
          золотолапым микробом
            вился рубль.

Человеческие жертвы предреволюционного военного времени стали, по выражению Александра Блока, «достойным венцом той лжи, грязи и мерзости, в которых купалась наша родина». Блок – ещё один великий поэт, который увидел в Октябрьской революции надежду для России и всей Европы выскользнуть из порочного круга, задаваемого поломанным временем:

«Теперь, когда весь европейский воздух изменён русской революцией, начавшейся «бескровной идиллией» февральских дней и растущей безостановочно и грозно, кажется иногда, будто и не было тех недавних, таких древних и далёких годов; а поток, ушедший в землю, протекавший бесшумно в глубине и тьме, - вот он опять шумит, и в шуме его - новая музыка.»

«Переделать всё. Устроить так, чтобы всё стало новым; чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, весёлой и прекрасной жизнью.»

Русские революционеры протащили на себе всю страну из безвременья в новое время. Они смогли очистить и отмыть Россию от грязи. Они починили время и соединили русскую традицию крестьянской общины с коммунизмом Маркса. Во имя продолжения русской традиции наши предки положили свои жизни на алтарь революции. Они боролись с «золотолапым микробом» - как с заразой, убивающей душу.

В 1961 году Хрущёв убил русский коммунизм. Это убийство закончилось перестройкой, и сделало самых подлых представителей советского общества хозяевами жизни, хозяевами нашей судьбы. А вслед за этим в Россию вернулась и серая паучиха скуки, про которую сто лет назад писал Блок. А что впереди, спросите вы? Если мы не починим время, то впереди только смерть. И пусть на это нынешний потребитель хмыкнет: «ну и что, после нас хоть потоп», – я отвечу ему блоковскими словами:

Да не будет так.

Tags: Метафизическая война
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments