Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

И всё-таки наше государство пока ещё демократическое



Женщина с грудным ребёнком в современной России находится в тяжелых физических и моральных условиях. Ещё тяжелей становится женщине, если её с ребёнком на руках бросает мужчина. И становится совсем уже страшно, если ребёнка отбирают полицейские под прикрытием ювенальной юстиции.


С Нилуфар Мамасаидовой, приехавшей из Узбекистана на заработки в Россию, это и произошло. Сначала депортировали её мужа, работавшего в Москве нелегальным таксистом. Почти год Нилуфар с грудным ребёнком пыталась выжить. Ни сбежавший муж, ни их узбекские родственники не прикладывали усилий, чтобы её спасти.

26 декабря 2016 года полицейские ОВД «Кунцево» в Москве отобрали у бедной женщины её годовалую дочь.


Нилуфар Мамасаидова

Можно только догадываться, что двигало полицейскими. То ли желание получить очередную выслугу в послужном списке способом, наиболее простым и нетрудозатратным. То ли нелюбовь к «чуркам», как называют представителей среднеазиатского региона некоторые не особо умные граждане России. А может быть и то, и другое. Такая мотивация наших граждан при использовании ими служебного положения хорошо известна. И об этом также известно лоббистам ювенальной юстиции, которые не только проталкивают ювенальные поправки в российское законодательство, но и занимаются разъяснительной работой по методам отобрания детей на разнообразных семинарах и тренингах.

Закон, по которому у Мамасаидовой отобрали её ребёнка, позволяет передавать дитя в государственное учреждение в случае его безнадзорности, то есть при отсутствии родителей. Мамасаидова сама обратилась в полицию после того, как у неё украли документы. Она и подумать не могла, что её желание сделать всё по закону, по справедливости, обернётся против неё самой. Полицейские воспользовались её бедственным положением и посадили Мамасаидову в камеру, а её ребёнка передали в больницу как якобы безнадзорную. Какова степень изворотливости ума!

Через три дня женщину выпустили. По закону больше держать её уже не могли. Но ребёнка ей не отдали. Врачи Первой инфекционной больницы в Москве, где удерживался ребёнок Мамасаидовой, её к девочке тоже не пустили.

Есть что-то общее, что связывает полицейских ОВД «Кунцево» и персонал Первой инфекционной больницы. Их роднит формальное отношение к делу, холодное и надменное чувство превосходства сильного над слабым, желание покуражиться и при этом прикрыться должностной инструкцией. И понятно, что в отношении себя инструкции соблюдаются не так строго – дураков-то нет.

Эта история могла закончиться так же, как в октябре 2015 года, когда полицейские отдела полиции № 1 в Санкт-Петербурге отобрали пятимесячного сына у таджички Зарины Юнусовой. Тогда полицейские посадили женщину в камеру, а её ребёнка передали персоналу Центра медицинской и социальной реабилитации детей им. Цимбалина в Санкт-Петербурге. Передали по фальшивому акту о подкинутом ребёнке. Той же ночью здоровый по всем медицинским параметрам малыш умер при невыясненных обстоятельствах.


Зарина Юнусова

Нилуфар Мамасаидовой и её ребёнку повезло больше. В декабре 2016 года правозащитники обратили внимание Президента РФ Владимира Путина на растущее количество случаев незаконного отобрания детей. Особенно в свете принятия ювенального закона «о шлепках» № 323-ФЗ. Путин дал указание Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и детскому омбудсмену провести проверку. И случаем Мамасаидовой занялась уполномоченная по правам ребёнка в РФ Анна Кузнецова.

Сейчас Нилуфар Мамасаидова с дочерью на руках покинула Россию. Новые документы ей выдали в посольстве Узбекистана в Москве, а в московском ЗАГСе ей сделали копию свидетельства на ребёнка.

Анна Кузнецова 11 января 2017 года на заседании межведомственной рабочей группы заявила, что они будут максимально внимательно относиться к случаям отобрания детей.

Можно сказать, что еле успели, ведь в конце 2016 года глава зеленодольского района Татарстана Александр Тыгин уже издал распоряжение изымать детей из семей должников по квартплате. И понятно, что ждало бы Россию в случае исполнения подобных распоряжений. Как писал А.С.Пушкин: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!»


За тридцать лет с момента начала в СССР перестройки россияне заметно деградировали. Если раньше стыдно было не проявить сочувствие к людскому горю, стыдно было стоять в стороне, когда кому-нибудь плохо, то сегодня нормой является отвернуть взгляд и быстренько пройти мимо. А то и поживиться за чужой счёт. И это уже не психология человека. Это психология зверя.

Когда мы с друзьями собирали подписи против ювенальных законов, то многие люди просто отворачивались или говорили, что их это не касается, потому что их дети уже выросли. Люди говорили, что не верят, что от них что-то зависит. Но 250 тыс. подписей против ювенальной юстиции, которые собрали неравнодушные граждане по всей стране в 2012-2013 годах и 220 тыс. подписей, собранные ими в 2016 году, запустили процессы в тех слоях власти, где ещё есть воля к защите традиционных семейных ценностей. А это значит, что мы с вами пока ещё живём в демократическом государстве, где от граждан зависит многое.

Tags: Социальная война
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments