Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

Творчество, гуманизм и прогресс для всех - как выход из тупика регресса



Прочитал в газете «Суть времени» статью «Белочехи: спасители России от ужасов большевизма или обыкновенные интервенты». И, действительно, почему жители русских городов, где установлены памятники оккупантам, не реагируют на это так, как должны были бы. А ведь люди должны как-то на это реагировать, потому что если сегодня мы проходим мимо навязывания нам положения проигравших, то завтра и послезавтра нам будут навязывать всё, исходя из того, что мы и есть проигравшие. В этом не может быть никакой остановки, никакой чести и совести. Нас сначала будут уговаривать, а потом, образно говоря, пинать ногами уже лежащих на земле и в крови.


Если рассчитывать на реакцию власти, то, на примере бывшего губернатора Челябинской области, ясно – эти сдадут всё, лишь бы сохранить своё место, статус и уровень комфорта. Как этот Юревич говорит: да пусть ставят памятник хоть кому, ради бога, мне то что. Он знает, что ставят памятник врагам, но раз «наверху» решили, то он не против.

А что скажем, и, главное, сделаем, мы, которым противна позиция чиновников и любых холуёв, хоть западных, хоть российских?

У меня в голове крепко засел вопрос, почему большинство сограждан терпят унижения не только на работе, что ещё можно понять, потому что все мы делаем ошибки и иногда подводим других людей. Почему люди терпят унижение от разных проходимцев? Да кто они такие - те, кто продвигает эти памятники? Мы ведь их даже не знаем. Всю жизнь я удивляюсь этому и спрашиваю: почему обязательно нужно унизиться там-то и там-то. Одно время я думал, что если все вокруг так делают, то так и надо – иногда унизиться, потерпеть, и жить дальше как ни в чём не бывало. Но, странное дело, после первого унижения всякий раз от меня требовали унизиться ещё и ещё, словно теперь я уже должен это делать. Так вот, я спрашиваю людей, но никто в открытую не отвечает, поэтому приходится задавать вопросы опосредованно, не напрямую. И даже не из-за того, что всегда есть риск получить по морде. Это как раз и не пугает. Пугает то, что внятного ответа нет. Например, почему рухнул Советский Союз.

Поколение людей 40-х годов, возраст которых сегодня подходит к восьмидесяти годам, чувствуя вину теперь уже неизбывного (как они думают) поражения, просто включают защитную реакцию. Они либо погружаются в отстранённое молчание, либо растягивают губы в садистической улыбке, словно говоря по-детски откровенно: «А что, пусть и тебя жизнь потреплет». Мне редко попадались другие реакции. Не скажу, что их совсем не было. Было, но мало, по сравнению со всем остальным. Хоть какой-то ответ я услышал от старика, с которым я разговорился у подъезда. Я спросил у него, прав ли был Сталин, осуществляя репрессии? На что старик ответил: «Сейчас надо расстреливать через одного». Ну вот, это хотя бы по-мужски.

Когда я задавал своей матери «проклятые вопросы», требуя от неё «прямого ответа» («На проклятые вопросы дай ответы нам прямые!», - Генрих Гейне, «К Лазарю»), она только и говорила мне, что делала всё ради нас, детей. Прямо как в статье Евгения Кульбякина «СССР убил страх новой войны», где он рассказал о своём отце. Мать говорила мне абсолютную правду. Она на свои 200 рублей зарплаты, работая в две смены на заводе, растила троих детей и у нас было всё: нормальная еда и одежда, нормальная квартира, в которой был и телевизор, и холодильник. Мы ходили в музыкальную школу, а она была платная, и у нас были свои музыкальные инструменты. Раз в год мы ездили всей семьёй в санаторий по государственным путёвкам. Я занимался в радиокружке. У нас было всё, и мы знали, что, когда мы вырастем, у нас жизнь будет не хуже. Моя мать, имеющая медали СССР «За трудовую доблесть» и «Ветеран труда», не решилась рассказать мне о том, почему рухнул СССР, раз там всё было так хорошо. И я её за это не виню. Наверное, это правильное решение, потому что есть ощущение, что пусть лучше тебя запомнят такой, какой ты выглядишь в глазах окружающих тебя людей. Нет ни физических, ни душевных сил изменять страну и нет сил изменяться самому. Нет сил признаться самому себе, и уж тем более нет сил рассказать правду о себе и о стране. Нужна ли эта правда, если нет сил? Но ощущение недоверия от того, что тебе не рассказывает правду даже родная мать, не отпускает.

Поколение людей «помладше», которым сейчас за пятьдесят, смиренно ждут пенсии. Они знают, что она у них ещё будет, надо только ещё немного дотерпеть. Возможно, это последнее поколение с государственной пенсией. Они говорят: «квартира у нас есть, дети уже не на иждивении, осталось дожить до пенсии.» И поэтому сидят тихо и не высовываются.

А уж моё поколение сорокалетних наслаждается всеми доступными возможностями. Уж как их много сегодня, этих потребительских возможностей. Наши дети – это новое поколение, идущее нам на смену, -  и вовсе мало знают о другом способе жить, где всё крутилось бы не вокруг «потреблядства» и унижения ради этого, а вокруг чего-то настоящего в жизни. Этим настоящим я, конечно же, считаю творчество. И не просто абы какое творчество, а такое творчество, которое демонстрирует не просто личные способности, а способности человека как такового. Способности, направленные на развитие гуманизма и мироздания.

В России много сделано чиновниками и СМИ для того, чтобы наши дети, то есть новые поколения людей нашей России, каждый из этих новых людей, вырастал как кривое одинокое деревце в степи, вечно пригибающееся под властью ветров. Начиная где-то с третьего или четвертого класса блеск в детских глазах постепенно угасает. Об этом говорят сами преподаватели, которым это не безразлично. Угасает блеск в глазах - угасает ни что иное, как интерес к творчеству. Вся современная система устроена так, чтобы этот процесс угасания творческого интереса начинался как можно раньше. Во Франции, например, это происходит уже с детского сада. Там, если ребёнок налаживает с кем-нибудь из других детей устойчивые отношения, то его или его товарища переводят в другую группу, чтобы прервать зарождающуюся дружбу. У нас в России пока не так. Но раз СССР был разрушен для того, чтобы элита могла ввести Россию в Запад и при этом сама могла бы жить по-барски, эксплуатируя народ, то у нас рано или поздно будет так, как во Франции, или ещё хуже. Потому что, я это чувствую, русский народ, несмотря на свою удивительную способность терпеть издевательства холуёв, такое издевательство терпеть не станет и разогнётся в своём последнем взрыве гнева. Что на руку Западу и холуям. Запад получит территории, а холуи смогут, наконец, отдохнуть на полученные от своих хозяев деньги. На самом деле не смогут, потому что с предателями везде поступают одинаково: у них всё отнимают и либо выбрасывают из системы, либо физически уничтожают. Но надежда, как говорится, умирает последней. И потом, какой у предателей выход? Никакого. Их загнали в это состояние, потому что они хотели что-то получить с чёрного хода. Этим воспользовались, но холуи знали, на что шли, и были на это согласны.

Но Бог с ними, с холуями. Они получат по заслугам рано или поздно. Какой же выход есть из сложившейся ситуации регресса? Он возник, этот регресс, потому что мы этому не сопротивлялись или сопротивлялись недостаточно. Возник именно регресс, потому что в СССР до середины 50-х годов прошлого века система образования постоянно улучшалась. Она стала лучшей в мире. А, начиная с конца 50-х, процесс совершенствования образовательной системы остановился и на место развитию пришёл регресс. И уже после развала СССР процессы разрушения пошли семимильными шагами и стали очевидны всем, и не только в образовании, но и в медицине, науке, культуре, промышленности.

Наши предки прошли долгий и трудный путь становления гуманизма и прогресса. Всякий раз удивляешься тому, как они это выдержали. Александр Александрович Богданов, создавший в 1926 году в Москве первый в мире Институт переливания крови, в книге «Очерки организационной науки» писал о существующих в человеке и в обществе стихийных силах: «Судьба сделала нас свидетелями самого истребительного, самого чудовищного в своей грандиозности взрыва этих сил; но о них ясно говорит и вся история, цепь веков, залитая огнем и кровью, полная ужасов голода, изнурительного труда и бессилия миллионов рядом с паразитической роскошью и жестоким господством немногих.» И в этой же книге Богданов даёт свой ответ на вызов XX века, что у человечества нет другой задачи, кроме подчинения этих стихийных сил гуманизму, творчеству и прогрессу. Мне кажется, что в XXI веке эта задача стоит перед нами с ещё большей остротой и ясностью. Запад опережает нас в разрушении традиций и падении нравов на десятки лет вперёд. И если у какой крупной страны в мире и остался творческий потенциал, силы и ресурсы, чтобы сначала остановить регресс, а потом и вернуться на путь развития, то это должна быть только Россия. У нас для этого есть всё: и понимание того, что честь и совесть не продаётся, и ресурсы, чтобы прокормить и вылечить абсолютно всех людей в стране, и блеск в глазах детей, дающий нам согревающую надежду, что наши дети смогут стать лучше нас.

Tags: Война идей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments