Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

Метафизический взгляд на нашу жизнь



Прочитал статью из серии «О коммунизме и марксизме». Это уже пятьдесят первая статья автора на эту тему. Но, как мне кажется, впервые так отчётливо мир людей был разделён на тех, кто хочет жить здесь и сейчас, на тех, кто согласен сейчас помучиться, чтобы получить жизнь вечную, загробную, и на тех, кто согласен, чтобы смерть в конце концов восторжествовала во всём. И это, на мой взгляд, имеет непосредственное отношение к будущему России.

Когда мы выходим на пикеты, например, против недавнего ювенального закона о «декриминализации», ставящего традиционное воспитание вне закона и грозящего чуть ли не каждого родителя посадить в тюрьму, я всякий раз удивляюсь тому факту, что наше общество демонстрирует достаточно большое количество равнодушных ко всяким таким акциям людей. Ведь одно дело, когда борются, например, «за мир во всём мире», и совсем другое – когда речь идёт о том, что угрожает лично вам. И даже самый недалёкий человек должен по идее задуматься о своей безопасности. Потому что, и это говорят и психологи, и философы, и чиновники, и политики: безопасность – это одна из основных и неотменяемых потребностей каждого человека. Безопасность относится к категории базовых потребностей так же как еда и вода, тепло и крыша над головой. Так, значит, эта потребность есть не у всех? Попробуем разобраться.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр описал, что происходит с человеком, когда он узнаёт о существовании смерти. То есть когда человек начинает понимать, что жизнь его не вечна и ему надо как-то определяться со своей позицией к этому. Не могу не поддаться искушению процитировать небольшой текст из работы Шопенгауэра «О метафизической потребности человека», настолько красиво это звучит в русском переводе:

«Ни одно существо, кроме человека, не удивляется собственному бытию; оно представляется всем им настолько само собой разумеющимся, что они его не замечают. В спокойном взоре животных говорит мудрость природы, ибо в них воля и интеллект ещё не настолько разошлись, чтобы удивиться друг другу при встрече. Здесь всё явление ещё прочно держится на стволе природы, из которого оно вышло, и сопричастно бессознательному всеведению великой матери. — Лишь после того как внутренняя сущность природы (воля к жизни в своей объективации), пройдя через оба царства бессознательных существ, а затем через длинный и широкий ряд животных, добро и радостно вознеслась наконец, при появлении разума, следовательно, в человеке, её впервые озаряет сознание; тогда она удивляется тому, что сама совершила, и задаётся вопросом, что же такое она сама. Её удивление тем серьёзнее, что она здесь впервые видит перед собой смерть и, наряду с мыслью о конечности всякого существования, проникается мыслью о тщете всех устремлений. Вместе с этим размышлением и удивлением возникает свойственная только человеку потребность в метафизике: он, таким образом, — animal metaphysicum (метафизическое животное (лат.)).»

Здесь Шопенгауэр пишет, что все животные, и сама природа в целом, обладают некоей волей к жизни. Этим и объясняются, например, природные циклы, которые мы наблюдаем: восход и заход солнца, саморегуляция в виде изменения климата, работа «санитаров леса», выпадение осадков и многое другое. Природа как великая мать огромными усилиями поддерживает жизнь во Вселенной. Но она это делает, по мнению Шопенгауэра, сначала бессознательно, ведомая неким желанием – волей к жизни. Заметим, что воля здесь выступает как самая главная сила. Это к делу не относится, но всё же интересно.

Идём дальше. Пройдя через длинную цепь эволюции таким образом, природа-мать породила человека, через которого она не только осознала красоту того, что она делает, но и то, что существует смерть, которая упорно уничтожает всё прекрасное, что было создано. В таких случаях принято говорить, что опускаются руки. Как реакция на осознание того факта, что каждое творение конечно (не всё вообще конечно, но только каждое творение – это важно!) и возникает человеческая потребность в метафизике. Далее Шопенгауэр намекает, что не у всех людей есть такая потребность. Якобы те, кто не испытывает потребности в метафизике, ещё не слишком далеко отошли от животного состояния. Но Шопенгауэр, как мне кажется, ещё не уверен в этом, поскольку он пишет:

«Если бы наша жизнь не была обречена на конец и на страдания, никому, быть может, не пришло бы в голову задаться вопросом, почему мир существует и обладает именно этими свойствами — все это было бы понятно само собой.»

Каждому из нас приходило в голову, почему мир устроен так, а не иначе. Почему любовь соседствует со страданиями и несправедливостью. Мы спрашивали своих родителей, а те в свою очередь спрашивали своих, и неизменно получали ответ: «Потерпи, деточка, так устроен мир». Возможно, на этом вопросы заканчивались, но ведь задавали же главный вопрос – почему?!

Когда человек видит, что кто-то другой разрушает его творение, есть три вида реакции на это: или «дать в морду» - то есть бороться, или стоять руки-в-боки и делать вид, что вам всё равно («валяй-валяй, я сделаю ещё лучше»), или, расплакавшись, всё бросить и уйти, то есть признать власть разрушителя. В этих реакциях мы видим проявление трёх типов метафизики: красную – метафизику борьбы, белую – метафизику смирения, и чёрную – метафизику смерти. Красная метафизика вовсе не означает, что надо кидаться на любого, кто вам мешает, а у белой метафизики всегда есть свобода выбора: демонстрировать «пофигизм» или «дать в морду» в каждом конкретном случае. И только распорядившись своей свободой выбора в пользу чёрной метафизики человек в конце концов соглашается на всемогущество смерти и если не начинает служить ей, то по крайней мере ей не мешает.

У нас в памяти отпечатаны яркие образы таких разных людей: борец за коммунизм и счастье трудящихся Павка Корчагин из романа «Как закалялась сталь», смиренные негры на плантациях из романа «Хижина дяди Тома» и фашисты и их добровольные помощники, несущие смерть повсюду.

Я обещал, что этот разговор будет иметь отношение к будущему России. И тут я подхожу к главному вопросу. Что демонстрируют граждане, неторопливо идущие по цветущему бульвару навстречу странным людям с плакатами-предупреждениями на груди? Ну как минимум не красную метафизику, то есть не желание ежедневно утверждать торжество жизни здесь и сейчас. Может быть эти граждане религиозны и хотят жить вечно? Но в этом случае священнослужители говорят, что на том свете каждому воздастся по заслугам. Ведь ад существует не просто так – правда? Ну и, наконец, ответьте честно самим себе – вам не всё равно?


Tags: Метафизическая война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments