Деятель (anet727) wrote,
Деятель
anet727

Грызуны из Минздрава



Моё знакомство с чиновничьим интересом к бэби-боксам началось в 2015 году, когда к нам на Круглый стол в Набережных Челнах пришли два человека от медицинской чиновничьей братии: заведующий Перинатальным центром, то есть, по-простому, роддомом, и чиновница из Минздрава Татарстана. Но об этой встрече я расскажу позже. Начну с истории, которая произошла совсем недавно.


Зазвонил телефон, я беру трубку.

- Это вы писали о том, что наше министерство дало распоряжение не разводить шумиху вокруг бэби-бокса? – раздаётся в трубке женский голос.

- Ну, я, - отвечаю.

- Вы должны опровергнуть эту информацию! – с нажимом в голосе говорит трубка.

- Почему это? – спрашиваю. – В роддоме сказали, что ваше министерство не хочет, чтобы было больше подкидываний. Ведь это же вам плюс! – продолжаю удивляться я.

- Всё-равно опровергните! Это клевета!

- Но у меня есть запись интервью, где сказано, что Минздрав Татарстана распорядился не афишировать новые случаи подкидывания детей.

На том конце не отстают:

- Напишите опровержение!

- Сами пишите!

И через несколько дней в одном из интернет-изданий появляется опровержение, где Айгуль Салимзянова, пресс-секретарь татарстанского Минздрава, сообщила, что они-де не давали распоряжений не поднимать шумиху вокруг подкидываний в бэби-бокс.

Надо отметить, что резонансное интервью мне дала работник челнинского роддома, где установлен бэби-бокс. И не стала бы она врать под запись. Ведь что получается. Когда в бэби-бокс выбросили первого ребёнка, то СМИ в республике чуть ли не наперегонки бросились освещать это чудовищное, по своей сути, событие. По ходу дела нахваливая: как хорошо, что выбрасывают в бэби-бокс, а не в мусорку. Абсолютно не интересуясь при этом, почему женщине ранее не была оказана ни материальная, ни психологическая помощь. И ни слова не говоря о долговременных психологических и социальных последствиях установки ящиков для подкидывания детей.

Через короткое время в бэби-бокс бросили второго ребёнка, а ещё через несколько месяцев – третьего. Причём про последнего ребёнка журналисты узнали случайно. Во время одного интервью руководитель службы опеки города сказала, что, вот, пристроили недавно подброшенную в бэби-бокс полуторогодовалую девочку. Тогда-то и выяснились подробности. А ведь могло этого интервью и не быть. Потом возникли подозрения, что от общества начали скрывать, а отсюда уже совсем недалеко и до всяких криминальных схем. Ведь в Германии, например, каждый пятый брошенный в бэби-бокс ребёнок бесследно исчез.

Теперь я вернусь к тому Круглому столу два года назад по поводу бэби-бокса, на который пришли чиновники от медицины. Чтобы не было путаницы я напомню, что, вот, есть Минздрав РФ, а в Татарстане есть ещё и собственное министерство здравоохранения – Минздрав РТ. От республиканского Минздрава к нам пришла тогда Лилия Асатова, заместитель руководителя управления здравоохранения. Пока она выступала, её коллега – заведующий роддомом, где должны были вскоре установить ящик для подкидывания, - сидел рядом с опущенной головой и молчал. Я так и не понял: то ли ему было стыдно, то ли скучно. Асатова пояснила позицию Минздрава по поводу установки бэби-бокса. Щёлкнув двумя пальцами, она сказала:

- Если мы спасём жизнь хотя бы одному ребёнку в год – это для нас будет плюс!

Я вспоминаю бизнесмена, который организовал установку бэби-бокса в Набережных Челнах. Я помню его непременную, словно извиняющуюся, маску на лице, его усталую интонацию в голосе. Шаихов – его фамилия. Есть что-то общее между этими тремя людьми: заведующий роддомом, чиновница из Минздрава, бизнесмен. Три составляющие этой цепочки разрушения материнства и детства. Словно звенья пищевой цепочки. Там поедание очередного ребёнка начинается с пасти бэби-бокса, как в дикой природе у грызунов, съедающих потомство. Во внешнем виде этих людей, в их голосе и в их походке есть какое-то непроизвольное, появляющееся против их воли, ощущение вины перед людьми.

И ведь понятно, почему чиновники заинтересованы в бэби-боксах. Во-первых, они получают на бэби-боксы деньги из бюджета. Во-вторых, при наличии бэби-боксов не нужно заниматься проблемами доведённых до отчаяния семей. Достаточно показать обществу, что теперь на просьбу о помощи можно запросто сказать: «бросай в бэби-бокс». А про тёмные делишки бизнесменов и их кураторов из министерств говорить ещё рано. Как говорится в народе: «пока не пойман - не вор!». Но нам с вами, дорогие граждане, нужно найти способ убрать бэби-бокс из нашего города, пока не стало слишком поздно. Как минимум из города, а, по большому счёту, и из страны в целом. Потому что Россия стояла и стоять будет на том, что матери и отцы тянут своих детей изо всех сил. А общество, то есть мы с вами, им в этом помогает, и не преступными ящиками для избавления от детей, а реально: и материально, и духовно.

Tags: Социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments